Использование опьяняющих продуктов и эволюция человечества

Видео: Bioaroma Story

Человек с древнейших времен добывает одурманивающие продукты из плодов, листьев, грибов, из яда лягушек и змей и прочих источников. Он производит из природного сырья наркотики (конопля, ко­ка, мак), гал­лю­ци­ногены (пейот, строфария, спорынья), алкогольные напитки (виноград, злаки, клубни) и табак. И даже более привычные продукты – чай, кофе, какао, мате – влияют на психику и вызывают пристрастие. Таким образом, психоактивные вещества потребляет едва ли не каждый житель Земли. Их производство и сбыт приносят громадные прибыли.

Все эти продукты - скорее предмет культа, нежели обыденная пища. Известно, что чай издревле использовался шаманами и монахами Китая, кофе был напитком монахов Эфиопского нагорья, а из какао готовили «чо­ко­латль» - ритуальный напиток ацтекских жрецов.

Одурманивание оказало серьезное влияние на развитие социокультурной среды. Этноботаник Теренс Маккена даже находит здесь один из ключей к разгадке эволюции древних людей. Он считает, что реальным источником одурманивания были псилоцибиновые грибы, а эволюционным эффектом — быстрое увеличение размеров мозга. Вероятно, дурман и в самом деле мог стать фактором эволюции. Маловероятно, что он действовал на сами гены, формирующие мозг и поведение, но вполне мог оказать влияние на причудливый социальный отбор, ведущий к «сотворению» современного человека и его культуры.

К опьянению склонны не только люди. Известно, что многих животных (особенно приматов) легко пристрастить к алкоголю и даже курению табака. В природе животные весьма увлекаются мухоморами или забродившим соком деревьев. Птицы не проходят мимо «пьяной вишни». Приматы употребляют десятки видов лекарственных и дурманящих растений. А слоны даже производят дурман: выкапывают ямы, насыпают туда плоды и ждут, когда те забродят, после чего опьяняются и «хулиганят». Еще активнее производят дурман общественные насекомые. Например, муравьи выращивают тлей, собирают сладкие выделения (падь), загружают ее в раздутые брюшки особых муравьев-цистерн, где жидкость сбраживается. Отведав из такого «винного бочонка», муравьи пьянеют и даже погибают. В жилищах муравьев также обитают насекомые-нахлебники, которые действуют как «торговцы наркотиками», позволяя муравьям слизывать свои хмельные и одновременно гибельные выделения. А взамен безнаказанно поедают муравьиные яйца и личинок. Обилие тлей и нахлебников может привести к вымиранию муравьиной семьи. Таким образом, даже у насекомых есть «производство» и «социальные проблемы», связанные с дурманом.

Чем объяснить стремление к одурманиванию, присущее столь разным животным? Может быть, наличием особой «мыслительной» функции? Специалист по поведению животных Реми Шовен сравнивал скопления общественных насекомых с мозгом млекопитающих. Именно в скоплениях, когда возможен обмен информацией, и проявляются их необычные способности к организованному строительству, сбору пищи или атаке. Таким образом, и мозг, и гнездо муравьев образуют информационную систему. По-видимому, чем сложнее такая система, тем сильнее она требует вмешательства особых «дурманящих» факторов, нарушающих ее нормальную работу и вызывающих творческий эффект - появление новой информации. Да и человек, совершающий творческую работу, часто прибегает к помощи психоактивных веществ, хотя бы табака или кофе.

Психоактивные вещества не всегда вредны. Они широко используются для лечения психических заболеваний. Опьянение рождает «измененные состояния сознания», ломает консервативные представления. Дурман расслабляет скованное тело, стимулирует голос, «развязывает язык»: люди принимаются петь, плясать и спорить на высокие темы. В мозге стимулируются «центры удовольствия». Некоторые вещества могут повышать скорость реакции, способность к сосредоточению, расширять вербальное мышление. В измененных состояниях сознания рождались мифы и откровения. Хмельной ум создавал новые образы, религии и саму картину мира.

Всем хороши психоактивные вещества, если бы не побочные эффекты – аномалии психики, токсический эффект, привыкание. Но первобытные люди не становились наркоманами и алкоголиками из-за ряда ограничений.

Сколько? Потребление дурмана ограничивали ритуальные запреты, а также трудоемкость сбора и приготовления. Но когда были изобретены промышленные способы производства (перегонка спирта, очистка и синтез наркотиков), началась деградация населения.


Когда? Употреблять позволялось только в определенный момент (праздник, конец удачной охоты, войны и т.д.).

Кому? Одурманиваться обычно разрешалось лишь тем, кто прошел обряд посвящения (инициацию). А женщины и дети – не допускались.

Дурман - не простой продукт: он воплощал грозное хтоническое божество, был его «ядовитой кровью», наделявшей людей магической силой и знанием. Во мифах часто присутствуют всевозможные волшебные напитки, нектары, плоды и травы. Магической силой наделялись пчела и бортник, а дикий мед (добыча которого была опасным делом) служил не лакомством, но сырьем для браги.

С дурманом связан и образ Джинна, который приходит, если «потереть лампу». Действительно, стенки металлической лампы натирали пастой из продуктов мака и конопли. При нагревании лампы вещества испарялось, вызывая галлюцинации — Джинн «исполнял желания». Чувство религиозного экстаза нередко вызывалось воскурением подобных «фимиамов» в замкнутом объеме молельных помещений, а также причащением «священными» напитками.

Повсеместно люди свершали обряд совместного одурманивания, чтобы сблизиться. Без этого до сих пор невозможно перешагнуть границы отчуждения. Хотя бы прикурить или выпить чашку кофе! А лучше – стопку коньяку. Как и в древности, это происходит во время Праздника — священного дня, когда божества «гостят» у празднующих. Празд­ничное меню (испытание для желудка) – всегда изобильное и алкогольное. Во время трапезы следует поддерживать ритуальный разговор о дурмане. Вино – это символическая кровь Диониса-Бахуса, змееподобного Духа Подземелья, подателя плодородия, произрастания (отсюда «зеленый змей»), а также хозяина жизни и смерти, здоровья и болезней, всеведения и лжи... Вот и поднимают бокал с отравой «за здоровье» или «за удачу», ведь выпить «кровь божества» - значит перенять частицу его магической силы.

Со временем появились новые табу: запреты монотеизма на языческие традиции одурманивания (оргии, вакханалии и прочие первобытные попойки), общественное порицание, законы юстиции, медицинские нормы. Люди, конечно, продолжают пить, но не деградируют так быстро и страшно, как дорвавшиеся до алкоголя и наркотиков аборигены, напрочь лишенные запретов и физиологической толерантности.

Народы Севера, например, попробовав табак, приобретали сильнейшее пристрастие. Курили все: от малых детей до столетних старух. Табак был дорог — подмешивали порошок из коры. Чукчи курили даже в бушующем море — огоньком внутрь, чтобы не залило водой... Ученый-ссыльный Владимир Тан-Богораз, исследовавший Север в прошлом веке, сообщает, что перебои с табаком вызывали у чукчей тяжелейшую депрессию: в такой год один зажиточный оленевод отказал в табаке своему брату, началась погоня, брат, убив его копьем, «рассек грудь и извлек прокуренное легкое, которое высушил и искрошил в кисет»...

Другое новшество — изобретение перегонки спирта. Появление крепких напитков подорвало, например, процветающую цивилизацию доколумбовой Америки, а в ХХ в. вызвало деградацию народов Севера Евразии («се­верная конкиста» проливала не кровь, а спирт, чайник с которым стоял в каждом сельпо), к которым можно отнести и русских, как ни печально это звучит. Многие северные государства, борясь с деградацией, были вынуждены пойти на крайне непопулярные ограничения – «сухой закон».

Если в древности малочисленный и опутанный запретами дух дурмана приносил скорее пользу, чем вред, то современные возможности делают его врагом человечества и биосферы. Производство дурмана заставляет разрушать тропические леса под плантации коки, рубить деревья, чтобы превращать древесину в спирт, а на освободившихся землях выращивать зерно и прочие источники крахмала. Южные земли, где может расти дурман, это места постоянных военных конфликтов. Технологии очистки и массового производства дурмана создают проблему алкоголизма, наркомании, табачной зависимости. В некоторых странах потребление дурмана превращено в настоящую религию.

В России обряды «дурманизма» практикует почти все население старше 14 лет. Здесь мало кто осенит себя крестом при виде златого купола или станет на колени лицом к Мекке, зато движение наполненным бокалом чуть вверх, а затем ко рту регулярно выполняет почти каждый серьезный человек. Средний россиянин тратит на одурманивание больше средств, чем на пожертвования и обряды любых других религий.

Среди обрядов преобладают разные формы курения табака (т.н. перекуры, ситуации «дай закурить», «сигаретки не найдется?» или «слышь, ну пойдем покурим»). На втором месте – принятие алкогольных напитков во время значимых событий (т. н. «поводы», «обмывания», «за встречу», «за дружбу»).

Вокруг «дурманизма» сформировался целый пласт культуры, проникнутый теплым юмором, терпимостью, ласковыми выражениями («водочка», «пивко», «закуска», «хорошо сидим», «рюмашка», «после первой не закусываю» и т.д.). Это культурный код, который встречается массами «на ура». Во время совместной трапезы представители любых слоев общества должны поминать свое «божество»: как и что они пили, и буянили, и болели, в какие переделки попадали, а также обсуждать качество и разнообразие напитков. Атрибуты «дурманизма» сакрализованы – и отрицание этих «святынь», неуважение к ним вызывает большую враждебность, чем атеизм, делает человека изгоем. В отдельных случаях человека, отказывающегося от приема тяжелых наркотиков, могут изувечить или даже убить.

Одурманивание называют «вредной привычкой», на самом же деле это мощная социальная традиция, этнокультурный стержень, «национальная особенность». И это чрезвычайно жертвенный культ: несмотря на большие проблемы и беды, которые он приносит, люди удивительно стойко продолжают совершать его обряды.

Внимание, только СЕГОДНЯ!

Оцените, пожалуйста статью
Всего голосов: 84