Отклоняющееся поведение несовершеннолетних как следствие семейного неблагополучия

Изабелла ДЕМЕНТЬЕВА,
руководитель Центра социальной педагогики Института повышения квалификации и переподготовки работников народного образования Московской области


Отклоняющееся поведение понимается в юридической практике как поступки или система поступков, не соответствующие принятым в обществе правовым и нравственным нормам. Напомним, что в рамках типологии отклоняющегося поведения все его проявления подразделяются на два основных типа: девиантные и делинквентные, а их носители соответственно — на нарушителей общественного порядка и правонарушителей. Основанием для данной типологии служит степень социального риска и глубина последствий отклоняющегося поведения. При этом первые (девианты) демонстрируют антиобщественное поведение, не подлежащее суровым правовым санкциям (например, мелкое хулиганство) или наносящее вред, прежде всего, самому исполнителю (например, суицид). Действия вторых (делинквентов) вступают в конфликт с правовыми нормами, являются преступлением и подлежат уголовной ответственности (кражи, убийства и т.п.).

Как правило, отклоняющееся поведение начинается с приобщения детей и подростков к первому типу, не наказуемых уголовно асоциальных действий и рассматривается обществом как лёгкая форма правонарушения. И хотя такие действия не преследуются уголовным кодексом, они должны становиться объектом внимания правоохранительных органов, поскольку ситуативно способствуют дезорганизации общества. Известно, что девиантная форма отклоняющегося поведения несовершеннолетних в ситуации невнимания к ней соответствующих институтов общества закрепляется, становится устойчивой и перерастает в делинквенцию, т.е. приобретает свою крайнюю форму: преступный характер.

Исследователи отклоняющегося поведения отводят значительное место в своих работах анализу мотивации детей и подростков при осуществлении ими тех или иных правонарушений. Мотивация, по определению психологов, представляет собой процесс побуждения личности к совершению тех или иных действий. Наиболее частыми мотивами отклоняющегося поведения подростков специалисты называют:

1) попытки самоутверждения-
2) протест против действительности, несправедливости взрослых-
3) стремление обратить на себя внимание взрослых-
4) корыстные цели и т.д.

Для определения особенностей отклоняющегося поведения детей и подростков столь же значимым является выяснение причин, толкнувших их на нарушение социальных норм жизни. Исследователи выделяют достаточно широкий спектр причин, приводящих детей к девиации. В качестве таких причин чаще всего выступают:

• дефекты семейного воспитания, приводящие к искажению нравственных качеств личности-
• деформация ценностных ориентаций (несоответствие потребностей возможностям)-
• отрицательное влияние ближайшего окружения-
• зависимость подростка от референтной группы-
• различные формы насилия по отношению к ребёнку, в том числе в семье-
• эмоциональная неразвитость-
• недостаточная правовая информированность-
• незнание социальных норм-
• развод родителей-
• смерть близкого человека-
• низкая досуговая культура-
• особенности эмоционально-волевой сферы (неумение противостоять негативным влияниям, «держать удар», безволие)-
• психическое заболевание и т.д.

Большинство указанных причин в той или иной мере связаны с факторами неблагополучия родительской семьи.

В ряде случаев причина становится побудителем конкретного вида отклоняющегося поведения, т.е. существует причинно-следственная связь, которую можно предвидеть с той или иной долей вероятности. Данный феномен представляет особую важность для специалистов-практиков, осуществляющих превентивную работу с несовершеннолетними «группы риска». К примеру, смерть близкого человека или развод родителей могут спровоцировать суицидальное поведение ребёнка- физическое насилие в отношении ребёнка порождает ответную агрессию и т.п. Вместе с тем наблюдаются и парадоксальные зависимости: исследования психологов свидетельствуют, что алкоголизация родителей определяет не столько последующее алкогольное пристрастие подростка, что было бы логично, сколько его повышенную склонность к наркотикам [1, с. 78].

Попробуем проследить природу некоторых распространённых видов отклоняющегося поведения детей и подростков, обусловленных семейным неблагополучием.

Одной из наиболее острых проблем современного российского общества, связанной с издержками социализации детей в неблагополучных семьях, является детская беспризорность (бездомность) и безнадзорность (отсутствие родительского контроля).

Экспертные оценки масштабов беспризорности и безнадзорности значительно различаются: от 100–500 тысяч беспризорных и безнадзорных детей в сумме (по оценкам Министерства образования) до 5 млн только беспризорников (по оценкам Комитета Совета Федерации по вопросам безопасности и обороны) [2, с. 24]. По данным МВД России, только в Москве находится около 28 тысяч беспризорных детей, многие из которых прибыли из других регионов России, стран СНГ, Балтии и Дальнего Зарубежья.

Самым первым признаком проявления безнадзорности является систематическое непосещение детьми образовательных учреждений. Проведённый Министерством образования в 1999 году разовый обсчёт неучащихся детей и подростков выявил следующую картину: свыше 68 тысяч российских детей на тот период не учились, в том числе 2,5 тысячи детей не имели даже начального образования, а более 3 тысяч никогда не ходили в школу [2, с. 20]. В результате принятых правительством мер количество детей от 7 до 15 лет, не обучающихся в образовательных учреждениях, сократилось к сентябрю 2002 года до 26220 [3, c. 77].

В 2004 году в Московской области в результате мониторингового исследования выявлено, что более чем в 65% семей подростков отсутствует родительский контроль. Безответственная позиция родителей толкает подростков к неразборчивым дружеским контактам и приобщению через них к групповому отклоняющемуся поведению. Так, например, только в 2000 году противоправные действия в составе групп совершили 102 тысячи российских подростков [4, с. 33].

Нередко именно родители провоцируют уход детей из дома и увеличивают тем самым детскую беспризорность: из всех детей, поступающих в течение года в приёмник-распределитель г. Москвы, 84% составляют дети, ушедшие из дома [5, с. 130]. По оценкам специалистов, в России ежегодно уходят из дома около 50 тысяч детей [6, с. 31]. Их уход связан с различными формами насилия и жестокого обращения с ними взрослых членов семьи.

Около 2 миллионов детей до 14 лет в России ежегодно избиваются родителями, получая увечья, от которых каждый десятый из них умирает [7, с. 242].

Английские психологи проанализировали природу насилия над детьми в семье и пришли к выводу, что: 10% родителей, бьющих своих детей, психически нездоровы- 10–15% имеют предрасположенность к криминальному поведению- 75% как обеспеченных, так и бедных семей издеваются над детьми, т.к. попадают в кризисные ситуации [8, c. 21]. Учитывая обострившиеся в последние десятилетия трудности функционирования российских семей, можно предположить, что наблюдаемый в России рост семейного насилия над детьми объясняется в значительной мере этими обстоятельствами.

Наглядным подтверждением связи подростковой беспризорности с семейным неблагополучием служит статистика российских центров временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей: 42,1% доставленных туда в 2001 году воспитывались в неполной семье [9,c. 62]. Обследование, проведённое демографом Е.Б. Бреевой, выявило, что лишь 25% убежавших из дома детей живут в полной семье. Однако не менее тяжёлое положение наблюдается у детей — «бегунков» из повторнобрачных семей: с матерью и отчимом проживают более трети всех ушедших из дома. Причём, нередко отчим намеренно создаёт психологическую атмосферу «вытеснения» ребёнка из семьи. Автор отмечает также в качестве провоцирующего к побегу фактора алкоголизм родителей, который обычно сопровождается голоданием ребенка, обострением проблем школьной успеваемости и т.п. По этой причине покидают дом 30% детей 9–14 лет, 50% 5–8 лет и почти 100% детей 15–17 лет [10, c. 145].

В последние годы в стране принимаются определённые меры, направленные на усиление профилактики беспризорности. Только за 2001 год административному наказанию подвергнуты 253 тыс. родителей, злостно не выполняющих своих родительских обязанностей, а ещё 2700 родителей привлечены к уголовной ответственности. В России открыты 1300 специализированных учреждений для беспризорных и безнадзорных детей [2, c. 28]. Однако, несмотря на предпринимаемые усилия по охране детства, пока не наблюдается ощутимых положительных изменений ситуации с детской беспризорностью.

Масштабы антиобщественных проявлений, связанных с безнадзорностью в семье и беспризорностью, принимают в последнее десятилетие столь массовый характер, что рассматриваются высшими органами власти как один из факторов угрозы национальной безопасности России [2, с. 21].

Социальные последствия беспризорности и безнадзорности несовершеннолетних проявляются в разных формах отклоняющегося поведения, предлагаемых к рассмотрению ниже. Так, явное влияние семейного неблагополучия прослеживается в приобщении детей и подростков к занятиям проституцией.

Проведённый Министерством образования всероссийский опрос по проблеме девиации подростков выявил уровень распространённости этого явления: 6,1% юношей и 5,3% девушек занимаются сексом за деньги.

Подростки включаются в это занятие примерно с 6-го класса, т.е. с 13 лет [11, c. 422]. Другое исследование, проведённое в Санкт-Петербурге, установило, что 80% девочек-проституток в возрасте 12 лет мотивируют своё поведение отсутствием денег на еду и жизнь [12, с.2–3]. При этом около 90% 13–15-летних девочек-проституток попадают на панель под влиянием взрослых родственников [10, с. 159].

Зачастую именно семья является первичным субъектом приобщения детей к сексу. Драматизм положения усугубляется тем, что сексуальное насилие происходит в семье, которая по социальным нормативам должна выполнять роль физического и психологического убежища для ребёнка. Согласно данным органов внутренних дел России, сексуальному насилию чаще всего подвергаются дети в возрасте от 8 до 12 лет, причём около 40% преступников-насильников являются родственниками жертв насилия [13, с. 32]. Вовлечение несовершеннолетних в занятие проституцией имеет тенденцию к росту: если в 1999 году с такой формулировкой было открыто 38 уголовных дел, то в 2001 году — уже 46 [9, c. 117].

Особое место в ряду подростковых девиаций занимает суицид, который рассматривается известным психиатром А.Г. Амбрумовой как следствие социально-психологической дезадаптации личности в условиях переживаемого микросоциального конфликта.

Смертность детей в возрасте 1–14 лет от неестественных причин (куда относятся и суициды) составляла в 2001 году 33,3%, т.е. привела к уходу из жизни каждого третьего ребёнка [14, с. 114]. В том числе 13% детей, умерших от неестественных причин, покончили с собой [15, с. 71]. Ежегодно от самоубийства погибает около 2800 детей и подростков в возрасте от 5 до 19 лет, и это без учёта случаев незавершённых попыток.


Суицид как вид отклоняющегося поведения несовершеннолетних представляет собой классический пример направленного на себя, социально неагрессивного девиантного действия детей и подростков.

Выделяются следующие причины суицидального поведения несовершеннолетних:
• неблагополучная семья (конфликтная, культивирующая насилие, враждебность, отстранение детей, с экономическими проблемами, неполная и т.п.)-
• социальная изоляция ребёнка (нарушение взаимопонимания с родителями, эмоциональный дефицит, некоммуникабельность, отсутствие друзей и т.п.)-
• депрессия (снижение интереса к жизни, отсутствие или потеря любви, подавленность, расстройство сна, потеря аппетита и т.п.)-
• чувство вины-
• чувство страха, тревоги-
• потребление наркотиков, алкоголя (формируется импульсивность реакции)-
• внушаемость, тенденция к подражанию, поклонению [16, с. 555].

Как видно, большая часть причин так или иначе связана с семейным неблагополучием, приводящим к социальному одиночеству ребёнка, дефициту любви, безысходности, чувству собственной ненужности.

Исследования мотивации суицидального поведения подростков, проведённые П. Прудниковым, показывают, что:
• 27% хотели заставить раскаяться человека, который плохо с ним обошёлся-
• 36% хотели дать понять человеку, в каком они отчаянии-
• 22% хотели показать, как любят кого-то-
• 15% расценивали свою попытку как призыв о помощи [17, с. 50].

Анализ мотивов позволяет сделать вывод о преобладании в суицидальном поведении подростков демонстративного компонента, связанного с намерением обратить на себя внимание родителей или учителей.

По оценкам специалистов, лишь 10% суицидальных попыток связаны с осознанным желанием подростков лишить себя жизни. Остальные 90% случаев посягательств на собственную жизнь — это крик о помощи, желание привлечь внимание к своей беде, вызвать сочувствие или попытка воздействовать на других людей с определённой целью [17, с. 50].

Около половины подростков, совершавших попытки самоубийства, выросли в семьях, где один из родителей либо умер, либо покинул семью. В таких семьях причиной суицида становится длительная конфликтная ситуация, напряжённость внутрисемейных отношений [17, с.50]. Есть также наблюдения, из которых следует возможная генетическая предрасположенность к суицидальному поведению: несовершеннолетние самоубийцы часто имеют покончивших с собой родственников или предков [16, с. 557].

Подводя итог анализу этого вида отклоняющегося поведения несовершеннолетних, приведём данные, характеризующие степень массовости завершённых суицидов: за 1995–1999 годы самоубийством покончили жизнь 14157 детей и подростков. При этом точно установлено, что 62% этих самоубийств были вызваны непосредственно семейным неблагополучием [15, с. 71].

Безусловно велика роль семейного неблагополучия в формировании группового преступного поведения подростков. По оценкам, сегодня в России действуют более 1000 молодёжных преступных банд, в которых за один 2000 год совершили преступления 1200 несовершеннолетних [18, с. 34- 4, с. 32]. Превалирующий групповой характер асоциальных действий несовершеннолетних, составляющий 64,2% всех преступлений, свойствен подросткам со слабо выраженными волевыми признаками, с низкой самооценкой и отсутствием стремления к лидерству [4, с. 32]. Формирование таких личностных качеств ребёнка связано с деформациями семейного воспитания, в частности, с ростом насилия в семье, духовной обеднённостью и эмоциональной ограниченностью взрослых членов семейной группы. Дети с такими психологическими характеристиками проявляют себя в среде сверстников скорее ведомыми, чем ведущими, и легко идут на групповые правонарушения.

Одной из самых агрессивных организованных молодёжных группировок является движение скинхедов, или бритоголовых. Прикрываясь лозунгами неонацизма, расового превосходства, члены банды на самом деле следуют инстинкту разрушения, терроризируя окружающих, выдвигая национальные или иные лозунги (например, против сексуальных меньшинств). Непременными атрибутами скинхеда являются бритая голова, чёрная кожаная куртка, закатанные джинсы, ботинки, подбитые сталью, и наркотики. В российской реальности явление скинхедов мало изучено, однако, исходя из данных американских исследований, можно предполагать средний возраст членов банды от 16 до 19 лет, а самый ранний — от 13–14 лет. Как правило, скинхеды происходят из распавшихся, материально необеспеченных, маргинальных семей, и многие из них в детстве подвергались насилию [16, с. 32]. Агрессия и ненависть, характерные для этих подростков, проявляются как компенсаторная реакция на перенесённые в детстве унижения, отсутствие любви и отстранённость родителей.

Ещё одна девиантная группировка молодёжи, включающая несовершеннолетних, в отличие от демонстративности скинхедов носит закрытый, тайный характер: это движение сатанистов. Идеология сатанистов — поклонение дьяволу посредством выполнения ряда ритуальных действий, связанных с физическим или сексуальным насилием, которые по силе воздействия могут привести к серьёзным психическим расстройствам личности. Сатанисты отличаются выраженной ориентацией на групповое поведение, подражают друг другу и оказывают доминирующее влияние друг на друга. Подростки, приобщаясь к культу сатанизма, как бы оправдывают его идеологией свои сексуальные и антисоциальные побуждения, вызванные семейным неблагополучием. Родители в таких семьях склонны к насилию, злоупотребляют алкоголем, отвергают или излишне критикуют ребёнка. Их дети ищут в движении сатанизма возможность ощутить власть над другими, компенсировать посредством асоциальных действий сформированные семьёй низкую самооценку, тревожность, социальное одиночество.

Одной из самых больных проблем отклоняющегося поведения подростков в современном мире является подростковая наркомания. О масштабах этого асоциального явления в России можно судить по следующей статистике: за 1995–2001 гг. число детей, больных алкоголизмом возросло в 2 раза, токсикоманией — в 3,3 раза, наркоманией — в 17,5 раза [19, с. 7]. Средний возраст приобщения к наркотикам — 15 лет [14, с. 81].

Распространённость употребления наркотических веществ среди подростков в 4,3 раза выше, чем в среднем по всему населению [20, с. 64]. Детская смертность от наркотиков в 2003 году увеличилась по сравнению с 1990 годом в 42 раза.

Исследования мотивации приобщения подростков к наркотикам, проведённые в школах Московской области в 2002 году, обнаружили следующие мотивы (сохраняется вербальная особенность ответов):

• они помогают отвлечься от личных неприятностей — 50%
• это приятно, от них «балдеешь» — 40%
• все друзья пробуют, не хочется быть «белой вороной» — 35%
• употреблять наркотик — это «круто» — 23%
• на дискотеке надо делать то, что делают все — 13%

Указанные мотивы как внутренние побуждения личности требуют причинного объяснения: 50% подростков используют наркотик для ухода от личных проблем, преодолевать которые волевым усилием их не обучили в семье. Ещё 40% школьников воспитывались в семьях, где желания ребёнка возводились в культ, поэтому жизненным принципом этих подростков становится получение удовольствия. Следующие 35% школьников страдают синдромом подражания, нежеланием вступать в конфликт с референтной группой сверстников. В их личностных характеристиках отсутствуют такие важные компоненты социальной зрелости, как независимость, самодостаточность, умение отстаивать свою позицию, которые формируются в семье при правильном соотношении родительской поддержки и контроля. Еще 23% подростков рассматривают потребление наркотиков как способ самоутверждения, обретения высокого статуса в группе сверстников. В этом случае имеет место деформированная система ценностей, что также следует понимать как упущение родительского воспитания. Наконец, 13% подростков предпочитают уступить друзьям в ситуации предложения ими наркотика. Такая идеология свойственна слабовольным детям, с жизненной позицией ведомого, а не лидера, с низкой самоидентификацией, неуверенным в себе, что также есть результат ошибок семейного воспитания.

По оценкам специалистов, примерно 70% подростков, употребляющих наркотики, проживают в неполных или неблагополучных семьях [6, c. 57]. Повышенная предрасположенность к наркотикам в неполных семьях объясняется исследователями двумя основными причинами. Во-первых, наличие в неполной семье одного родителя внушает ребёнку опасения потерять единственного близкого человека и формирует чувство страха и тревоги, которые он пытается преодолеть с помощью наркотиков [21, c. 32]. Во-вторых, неполные и, в целом, неблагополучные семьи отличаются терпимостью взрослых к потребителям наркотических и психотропных средств, что в свою очередь притупляет чувство опасности у детей и приводит к более выраженной их готовности попробовать эти препараты [22, c. 116].

Распространению подростковой наркомании в определённой степени способствует также несовершенство законодательной базы. Так, в Кодексе «Об административных правонарушениях» ответственность за употребление несовершеннолетним наркотических средств возложена на родителей (статья 167). В то же время именно неблагополучная семья чаще всего является первопричиной приобщения подростков к наркотикам. В другом случае Закон «О наркотических средствах и психотропных веществах» определяет возможность первичного осмотра несовершеннолетнего до 15лет для установления диагноза наркомания только с согласия родителей, которые зачастую уклоняются от этой процедуры (статья 54). Указанные выше, как и другие упущения в законодательстве препятствуют своевременному оказанию медицинской помощи подросткам-наркоманам и усложняют процедуру их реабилитации и профилактики.

Принято считать главным социальным злом последних лет приобщение подростков к наркотикам, отодвигая на второй план проблему алкоголизма. Однако именно в связи с недостаточным вниманием общества к этому асоциальному явлению подростковый алкоголизм закрепляется и приобретает тяжёлую форму психического заболевания — алкогольного психоза.

По данным исследования, проведённого Министерством образования России в учебных заведениях, лишь 11% подростков не употребляют никаких алкогольных напитков. В то же время 6% учащихся потребляют алкоголь ежедневно, каждый пятый выпивает один раз в два-три дня. Меняется природа подросткового алкоголизма, в рамках которой серьёзной социальной проблемой становится пивной алкоголизм: 76% всех несовершеннолетних потребляют пиво [11, c. 417]. Снижается средний возраст приобщения детей к алкоголю с 15,5 лет в 1991 году до 11 лет в 2001 году.

Известно, что алкоголь притупляет самоконтроль и способствует аффективным поведенческим проявлениям: только в 2001 году 31,1тысячи несовершеннолетних были привлечены к уголовной ответственности за совершение тяжких преступлений в состоянии алкогольного опьянения [23, c. 208–209].

Семья практически никак не противостоит приобщению детей к спиртным напиткам, поскольку алкоголизм в настоящее время приобрёл характер «семейной болезни». В связи с высокой массовостью такая форма поведения населения пользуется определённой терпимостью со стороны общества. Дети в алкогольной семье репродуцируют родительские пристрастия, поэтому профилактика подросткового алкоголизма может быть успешной только при вовлечении в лечебный процесс всей семьи.

Крайней формой отклоняющегося поведения несовершеннолетних являются правонарушения преступного характера или делинквентные проявления. Статистика регистрируемых преступлений несовершеннолетних, предлагаемая правоохранительными органами, позволяет определить характер совершаемых подростками делинквентных действий и степень распространённости каждого из них (см. таблицу).

Число осуждённых в возрасте 14–17 лет по видам преступлений (2001 г.)

Вид преступлений % Ранг
Убийство 1,2 8
Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью 2,1 7
Изнасилование 0,8 10
Кража61,7 1
Грабёж 10,4 2
Разбой 3,5 6
Вымогательство 1,1 9
Угон транспортных средств без хищения 4,1 4
Хулиганство 6,7 3
Незаконные действия с оружием, боеприпасами,
взрывными устройствами 0,6 11
Преступления, связанные с наркотиками,
психотропными веществами 3,7 5
____________________

Источник: Права детей в РФ: Законодательство и практика. Аналитический вестник СФ ФС РФ. 2003. № 3 (196). С. 125.



Как видно из таблицы, самыми распространёнными видами делинквентного поведения подростков являются преступления против собственности: кражи, грабежи, разбои и вымогательства составляют более 76% всех преступлений. Вместе с тем следует иметь в виду, что указанная статистика рассматривает преступные действия подростков, уже достигших возраста уголовной ответственности (14 лет), и не учитывает 100 тысяч детей, не достигших указанного возраста, но совершающих ежегодно уголовные преступления. Общее число несовершеннолетних нарушителей, признаваемых виновными в уголовных преступлениях, составляет более 300 тысяч в год [14, с. 81].

О нарастающей динамике детской и подростковой преступности в стране свидетельствуют следующие показатели: за один только 2000год число убийств, совершённых несовершеннолетними, увеличилось на 20,3%, умышленных причинений тяжкого вреда здоровью — на 27,3%, изнасилований — на 6,3%, разбоев — на 6,4% [4, с. 31]. Уровень рецидивной преступности в подростковой среде составляет 76,8%, что свидетельствует о сохраняющемся высоком семейном неблагополучии [24, c. 27].

На учёте в подразделениях по предупреждению правонарушений несовершеннолетних в 2001 году, дифференцированно по возрасту, состояло:
• до 13 лет — 21,9%
• 14–15 лет — 34,2%
• 16–17 лет — 43,9%

При этом растёт в динамике лет удельный вес помещённых в центры временной изоляции несовершеннолетних, имеющих только одного родителя: от 36,7% в 1997 году до 42,1 в 2001-м, что свидетельствует о низкой дееспособности неполной семьи в выполнении социализирующей функции [14, с. 123- 9, с. 111]. В ряде независимых исследований выявлена также прямая связь между правонарушениями детей и криминализацией в семье: кто-то из родственников был судим или находится в тюрьме [25, с. 14]. По данным МВД России, 37% детей с отклоняющимся поведением живут сегодня в семьях, где есть ранее судимые [13, с. 31].

Проведённый анализ отклоняющегося поведения несовершеннолетних, основанный на данных государственной статистики и независимых социологических исследований, убедительно свидетельствует о преобладающем и решающем влиянии семьи на формирование подростковой девиации. Напрашивается вывод: профилактику отклоняющегося поведения детей и подростков следует начинать с нейтрализации семейного неблагополучия.

Необходимо обеспечить адресность и оперативность социальной поддержки семьи в трудной жизненной ситуации. С другой стороны, следует осуществлять более жёсткий контроль общества за семьями, злостно не выполняющими своих родительских функций.

Наряду с мерами государственного уровня необходимы более энергичные меры местного масштаба в рамках отдельных регионов, населённых пунктов, конкретных школ. И здесь активность каждого социального педагога становится определяющей в работе с неблагополучными семьями. Скоординированные действия социального педагога и психолога будут способствовать повышению воспитательного потенциала семей российских школьников и, как следствие, приведут к сокращению подростковой девиации.

Ссылки на источники:
1. Артюхова И. Ценности — цели подрастающего поколения // Директор школы. 2001. № 10.
2. Детская беспризорность и безнадзорность: проблемы, пути решения // Аналитический вестник СФ ФС РФ. 2002. № 20.
3. Официальные документы в образовании. 2003. № 22.
4. Официальные документы в образовании. 2001. № 29.
5. Реферативный журнал ИНИОН. Серия «Социология». 1999. № 3.
6. Семья, дети: факты и проблемы // Аналитический вестник СФ ФС РФ. 1999. № 11 (99).
7. Концепция совершенствования государственной системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в современных условиях // Семья в России. 1998. № 3–4.
8. The causes and prevention of child abuse. Strasbourg, 1979.
9. О положении детей в РФ. Государственный доклад. М. 2002.
10. Бреева Е.Б. Дети в современном обществе. М., 1999.
11. Образование и наука в процессе реформ. Социологический анализ. М., 2003.
12. Трудовой мир. Издание МОТ. 2001. № 4 (37).
13. Смирнов С.В. Семейное неблагополучие в аспекте деятельности органов внутренних дел // Семья в процессе развития. М. 1999.
14. Права детей в РФ: Законодательство и практика // Аналитический вестник СФ ФС РФ. 2003. № 3 (96).
15. Вестник образования. 2000. № 4.
16. Райс Ф. Психология подросткового и юношеского возраста. СПб., 2000.
17. Прудников П. Вечная проблема человечества // Обеспечение безопасности жизни. 2002. № 12.
18. Российская молодёжь. Реалии и прогнозы // Аналитический вестник СФ ФС РФ. 1999. № 6 (94).
19. Андрюшина Е.В. Семья и здоровье подростка // Народонаселение. 1998. № 2.
20. Вопросы статистики. 2002. № 12.
21. Дементьева И.Ф. Развод и дети. М., 2000.
22. Корнилова Т.В., Смирнов С.Д., Григоренко Е.Л. Факторы социального и психологического неблагополучия подростков в показателях методик cтандартизированного интервью и листов наблюдения // Вопросы психологии. 2001. № 1.
23. Статистический бюллетень Госкомстата РФ. 2002. № 5.
24. Официальные документы в образовании. 2003. № 26.
25. Пирожков В.Ф. Законы преступного мира молодёжи. Криминальная субкультура. Тверь, 1994.

(Дементьева И. Отклоняющееся поведение несовершеннолетних как следствие семейного неблагополучия // Социальная педагогика. – 2005. - №1. – С. 23-30)

Отклоняющееся поведение несовершеннолетних как следствие семейного неблагополучия

Внимание, только СЕГОДНЯ!

Оцените, пожалуйста статью
Всего голосов: 169